Tertium non datur.

Создавая мир, или переделывая его, для своей одной единственной и неповторимой - поверишь ли в то, что и ты был единственный, и подобию уже твоему не бывать?

Камень преткновения чувств, бездна в философии, погибель разума - хоть малейшее распознание этого мига, лишь мгновения, лёгкого ветерка ощущения, что прикоснётся рано или поздно к тому, что именуют душой или хотели, чтобы было ею именно.

Анархизм

Право бесправия, о котором так мечтают переустроители мира, они хоть понимают - в какое противоречие входят сами с собой, ровно в таком же любители равноправия - они поистине верят, что обладающие могуществом и силой, готовы подчиняться подобно последнему оборванцу.

Анархизм начинается не в готовности и не в подготовке, а уже в самом праве - право на что-либо, так зачинается любая власть и творится история.

Amor caecus

Атеизм - желание людей усмирить Бога, вера - хотение утихомирить людей, любовь - вожделение близкому его жизни.

Бытие противоречиво именно в этом и ни в чём другом, остальное - худо ли, бедно ли, объяснимо, только это не имеет никакого смысла и знак даёт всему и ко всему, умение убеждения или исповедание или верования, каждый из этого избирает по себе.

Dum spiro

Крах - это не обрушение всех надежд, отчаяние возраста - успеть, становясь старым, можно лишиться сил и только это станет испытанием способностей, человек же предрасположен к победе - даже просто созерцание есть внушение миру своей значимости или ощущение его безысходности перед своим убеждением.

Наречие

Свобода - удивительная вещь, мы знаем её наизусть, но никто её никогда не изучил нигде. Учение о свободе - губит её, неучёность - творит кошмары.

A novo

Величие просто своим разочарованием, ничем не достичь уже его счастья ещё раз, сделается бессмысленным.

Si vis pacem!

Хотят мира и миролюбия. И правильно! И зависть останется. И останется потаённый гнев. Только уже не для войны. Злоба станет искать себя в любовании, а прелесть самолюбования станет самой большой страстью, которая победит даже влюбленных, влюблённым необходим будет покой, только как они найдут его среди бушующих страстей - мир нужен для успокоения, тем, кто хочет иного.

Иное ищем всю жизнь, не сумев отыскать - начинаем против всего войну. Не - то ли: причина всех бед: неумение обрести то, что нам и так уже дано?

Ex gratia

Какое изящество верить обманчивой жизни, ведущей нас, доверчивых, к иллюзии счастья, оно, если судить из старославянских корней слова - участь, но хочется, чтобы это было по справедливости, а, где она, правда - справедливости, что есть истина - для нас, если счастье: всего лишь удел, удачная участь.

Где слово, дало бы оно - милость успокоения? Не придумали, жаль, никакой жалости ни к кому. Лишь изумляться всему остаётся нам, только и всего.